Российская власть использует фейковых комментаторов в интернете. Журналистка заглянула на передовую информационных фронтов Z. Исповедь Кремлебота

Журналистка «Фонтанки» смогла устроиться на «фабрику троллей». В её задачи входило писать комментарии в соцсетях о спецоперации в Украине.

11 марта в «Телеграме» появился канал «Кибер фронт Z». Первый пост в нём был опубликован на следующий день с объявлением о наборе в кибервойска. «Чем успешнее наши воины сражаются с чумой на Украине, тем больше появляется фейков и информационных атак на нас с вами. Машина украинской пропаганды раскручена на полную катушку. Они желают нам смерти, а России — краха. Только вместе мы сможем противостоять этим нападкам! Мы открываем Кибер Фронт операции Z, чтобы дать отпор в информационном поле пропагандистам киевской хунты, финансируемой западным миром», — говорилось в записи. Для нужд «фронта» требовались спамеры, комментаторы, контент-аналитики, дизайнеры и программисты. За условиями работы предлагалось обращаться к Александру, в описании его профиля в «Телеграме» он назвал себя «комбатом кибер фронта». Корреспондент «Фонтанки» сходила на собеседование, успешно его прошла и день поработала в кибервойсках. Как это было и при чём здесь знаменитые ольгинские тролли — в репортаже «Фонтанки».

78666 900

 

Мобилизация

Александр откликнулся сразу, несмотря на позднее время — ночь с 15 на 16 марта: «Зарплата — 45 тысяч в месяц. График — 2/2. Если готовы у нас работать, то могу записать на собеседование».

Запись сразу на следующий день: осталось свободное окно на 14 часов. Встреча — в помещении гриль-бара Bloody bones на улице Кораблестроителей. Хотя бар — слишком громкое название для этого заведения. Один зал, несколько столов, барная стойка — всё это в отдельно стоящем одноэтажном здании невзрачного вида.

3a9a59cfc736eaff33bfa516055235710b7bfe14 1138 706

В 14 часов за каждым столиком уже сидят люди. Темноволосый молодой человек объясняет двум парням: «Сейчас идёт много фейковой информации, из-за которой случаются стихийные митинги в районе Гостинки. Все это приводит к печальным последствиям, потому что всякие конфликты с полицейскими всегда заканчиваются пятью-семью годами тюрьмы. Поэтому наше движение призвано эти фейки заблокировать».

Рыжеволосая Яна предлагает сесть рядом с женщиной лет 50 и выдаёт нам анкеты. Вопросы в них довольно общие: место работы, учёбы, адрес проживания, соцсети, вакцинация от COVID-19. Яна дожидается, когда мы заполним анкеты, и начинает рассказывать. «Мы работаем по разоблачению фейков по повестке Украины. Вы же, наверное, читаете новости, видите, что там много дезинформации, в том числе о потерях среди мирного населения. Это патриотическое движение Z. Этот проект появился недавно, но само [патриотическое] движение существует давно», — говорит она.

На вопрос о том, чем ещё занимались участники движения, заминается, но быстро находит, что сказать: писали комментарии по типу тех, что можно найти под товарами на площадках Ozon или «Яндекс». «Вы ведь не верите, что это настоящие отзывы?» — улыбается она. Женщина напротив понимающе мотает головой. Яна продолжает: работа несложная, нужно будет писать комментарии в «Телеграме» и на других площадках (кроме «ВКонтакте» — там «информация более-менее нейтральная»). Чаты и каналы будут находить кураторы; как писать опровержения, какой смысл вкладывать в них, скажут тоже они. Простыню писать не надо: два-три предложения — и хватит. «С вами будут работать наши ребята, которые уже несколько лет в этой теме варятся, они смогут помочь, если что». Ежедневно нужно публиковать 200 комментариев.

В смене — 100 человек. Первые две смены вышли на работу буквально на днях. Проект долгосрочный: первый месяц нужно будет работать из офиса на площади Ленина, потом можно будет уйти на удалёнку. Оформление неофициальное. Женщина напротив уточняет: «А где гарантия, что вы нам заплатите?» Яна разводит руками: придётся верить на слово. «Конкурса нет, берём всех. Если вы согласны и готовы работать на войне с фейками, записывайте адрес: завод «Арсенал», на проходной скажете, что вы в ИП Некрылов. Первая смена 18 марта, можно выйти и 20-го. Начало работы в 9 утра».

Наступление

В пятницу утром у бывшего завода «Арсенал» на проходной очередь. Несколько десятков человек пытаются попасть на новую работу. Охранник долго переписывает паспортные данные каждого. Новеньких собирает Виктор — темноволосый мужчина лет 30 в черном пуховике одного из ушедших на днях из России брендов, на рукаве под биркой наклеен маленький американский флаг. Виктор называет себя куратором Tiktok.

«Ой, а нужно будет со своего аккаунта что-то постить? У меня там несколько тысяч подписчиков. Правда, конечно, так много в последнее время негативных комментариев, совсем не понимаю, откуда они берутся», — строит ему глазки девушка в черных обтягивающих лосинах. «Нет, аккаунты вам дадут», — отвечает Виктор. Девушка затягивается электронной сигаретой. Рядом с ней стоит брутальный мужчина лет 50 в штанах цвета хаки и вязаной шапке. Он сильно выделяется в толпе молодёжи, в первую очередь — своим угрюмым молчанием.

Всего полчаса — и желающие работать в кибервойсках оказываются в офисе. Небольшой коридор, на стене висят флаги с буквой Z на чёрном фоне и на фоне триколора. В коридоре несколько кабинетов. В один из них стоит очередь — это желающие попасть в команду «Телеграма». «Мне как-то в этой социальной сети привычней», — говорит парень в потертых джинсах своей подруге. Из другого кабинета выглядывает молодой человек и окрикивает ожидающих: «Что-то вас много на «Телеграм», давайте ко мне в Youtube». Трое выходят из очереди и идут к нему, я — вместе с ними.

ac69d662cb3def09f4c4c0b3265f9ad423217ea45 375 500.jpg.webp portal

Парня, что выцепил нас из толпы, зовут Саша. Он — куратор Youtube направления. Под его началом в этой смене трудятся 23 человека. Они рассажены по двум кабинетам. Опытные — в большом, новичков заводят в тот, что поменьше. Вместо приветственного слова Саша пересылает в «Телеграм» старое сообщение, видимо, написанное ещё до того, как «кибервоины» вышли в офис, — в первых строках говорится о том, что работа будет удаленной. Ник у Саши патриотичный — Vesti ru. «Меня зовут Александр, я ваш куратор. Наше подразделение будет работать на «Ютубе». Так как все мы будем работать со своей техникой, огромная просьба позаботиться о том, чтобы на ваших компьютерах и мобильных устройствах было приложение или работающий «Ютуб». По поводу аккаунтов: не переживайте. Я раздам вам. Теперь о том, какие вас ждут задачи. Основной пул работы будет заключаться в создании патриотической картины в комментариях под трендовыми видео и в категории «политика и новости», — говорится в его сообщении. Вместе с этим приветственным словом — ссылка на пост в канале «Кибер фронт Z»:

«В канале будут выкладываться краткие инструкции по задачам, в основном они будут сводиться к увеличению присутствия патриотических комментариев в каналах, где замечены скопления украинских ботов и троллей, формированию пророссийских топов комментариев у блогеров и лидеров общественного мнения, а также усилению патриотической повестки в новостных пабликах, где большой процент обывателей просто не понимает целей и задач спецоперации. Мы убеждены, что набеги украинских наци в российское информационное поле необходимо остановить и не дать им запудрить мозги нашим гражданам! Кибер фронт Z переходит в наступление!»

К написанному Саша добавляет: «Они россиянам желают смерти, мы же желаем им образумиться. Никаких оскорблений! Ориентируемся на то, что написано в канале, там, конечно, всё гиперболизировано, но зато правда. Если хотите, можно высказывать своё мнение».

Личный состав

Саша приехал несколько лет назад из Казахстана и говорит, что понимает русскоязычное население Украины, он испытывал похожие чувства на своей родине. «У меня в Казахстане было 0,1 процента шансов найти хорошую работу, ведь я русскоговорящий». В свободное от кураторства киберпатриотов время Саша пишет статьи на сайт развлекательной направленности. «Это не связано с этим проектом, я не смешиваю работы», — поясняет на всякий случай. От рассказа о себе Саша переходит к политпросвету.

«В нашей стране не всё круто, но извиняться за то, что ты русский, — это немножко неправильно. Я сам в новостной повестке, видел и аллею ангелов (мемориальный комплекс, установленный в 2015 году в Донецке в память о детях, погибших в ходе военного конфликта. — Прим. ред.), видел трупы, расчленёнку, убитых детей. Мне снились после этого кошмары. Я не говорю, что здесь сейчас есть что-то правильное. Ничего не правильно». Саша повторяет все известные и проговоренные российскими властями постулаты: Киев отказывался выполнять Минские соглашения и наращивал вооружение, Европа финансировала военные поставки. «Не было бы «взрыва» 24-го, был бы «взрыв» 30-го, и не с нашей стороны. У меня нет подтверждения, но я так считаю. В первую неделю по жилым массивам не наносили ударов. А теперь простым людям не дают укрыться в безопасном месте. Нацбаты закрывают людей в подвалах и квартирах».

 

Задаю вопрос, откуда он это всё знает. Сашу перебивает Лёха. Он работает уже три смены и считается в команде опытным кибервоином, сам ищет видео и скидывает в чат с предложением, как их можно прокомментировать. В соцсетях его зовут Матвей. Ему под 40. Судя по фотографиям, он — бывший нацбол. Лёха говорит, что знает обо всём от друзей, которые были на Донбассе. «Они, украинцы, когда отступали, пытались сделать так, чтобы было как можно большее количество жертв среди мирного населения, — говорит он, отвечая на вопрос о якобы запертых в подвалах мирных жителях. — Но мирному населению запрещают об этом говорить: они знают, если они скажут, придут ребята из «Азова».

Лёха когда-то общался с оппозицией и разочаровался в ней: вот, говорит, Александр Шуршев, будучи активистом «Молодёжного Яблока», заявлял, что возьмет грузинскую фамилию в 2006 году, чтобы поддержать высылаемых грузинов, но через месяц решение поменял и оставил свою. «Для меня было показательно: я наблюдал, как они все в оппозиции непоследовательны. А потом увидел, как работает Кремль. Они последовательны, и эта стойкость привлекает. Ты понимаешь: если твои интересы совпадают с интересами Кремля, то тебя не кинут», — говорит он, сидя на розовом пуфике, смотря при этом в ноутбук.

Образовавшуюся паузу прерывает парень, весь забитый татуировками: «Простите, я вас слушаю и понимаю, что я совсем не в теме. Что писать-то?» Куратор Саша вздыхает: «Ну… у меня были и люди, которые писали «Россия» с двумя ошибками. Ну смотри, вот там пишут, что в России никто не поддерживает действия властей, а ты наоборот пиши. Не надо говорить, что большинство. Вот я поддерживаю. Ты меня знаешь? Вот и пиши: «А у меня есть знакомые, которые поддерживают власть». Или там, где они говорят, что всем русским желают смерти, ты должен писать: «Я тату-мастер, при чем тут Украина и я? Я вам могу хоть свастику набить на локте». Ну ладно, про свастику можешь не писать. Но в целом посыл такой».

Уточняю у куратора, кто же всё-таки наш работодатель? «С Министерством обороны он никак не связан, это просто неравнодушные предприниматели», — отвечает Саша. В разговор в этот момент вступает Маша. Ей чуть за 20, она студентка, параллельно ещё подрабатывает в smm и на семинарах личностного роста. Она, похоже, сомневается, что пришла на правильную работу. Ещё до начала смены она спрашивала у Саши, можно ли ей не писать в комментариях, что Навальный предатель, если она таковым его не считает. Разговор был гипотетический. Саша запрещать не стал, но предложил подумать, не пропали ли деньги, которые оппозиционеру отправляли на донаты. Теперь Маша удивляется, почему повсюду размещены «флаги с буквами Z», добавляя, что военная тематика в целом нам насаждается с детства, если б мальчики не бегали с оружием по площадкам и не играли в танки, может, всё было бы иначе. «Ну… эта атрибутика для убеждённых людей. Мне от неё ни холодно, ни жарко. А в детстве… ну мне нравилось оружие, мне никто не диктовал, какие игрушки выбирать», — отвечает куратор, его поддерживает Лёха, и Маша больше не пытается спорить.

ae01f851da186e0b94d504968b32074d23a1e6626 450 600.jpg.webp portal

Задачи

После знакомства всех добавляют в чат «Ютуб 1 Смена Z». Туда скидывают видео и сводки из патриотических каналов. Комментировать нужно новое интервью Дудя с историком Тамарой Эйдельман, выступление советника президента Украины Алексея Арестовича, новостной выпуск «Настоящего времени» (признан в РФ иностранным агентом), видео, опубликованное кем-то из украинских блогеров, с российской военной техникой, выступление Байдена, видео Ильи Варламова. «Можно накидать Варламову претензий, как он в своих роликах в последние годы показывал российские города, как мрачные помойки», — пишет Лёха в чат.

«Давайте сюда. Сейчас кину сводки Минобороны для помощи», — пишет куратор Саша, скидывая ссылку на видео «Настоящего времени». Чуть позже он кидает в чат скрин: «Кибервойска на стриме Настоящего времени». На скрине пользователи по очереди цитируют строфы Гимна России. В помощь для комментирования Саша присылает записи и картинки с эмблемой РИА ФАН (сайт, входящий в медиагруппу «Патриот», попечительский совет которой возглавляет Евгений Пригожин). Ещё один вариант комментария: буква Z, сделанная из эмодзи в виде белых, красных и синих сердечек.

«Всем постам! Давайте поддержим президента, — пересылает Саша в чат ссылку на выступление Владимира Путина в Лужниках, опубликованную в канале «Кибер Фронт Z». — Особое внимание обращаем на молодых зрителей, пришедших поддержать движение и на концерт». Затем присылает скрин одного из комментариев, поясняя, что нужно писать именно так: «Радует, что молодые люди отмечают эту знаменательную дату! Действительно, возвращение Крыма — это историческое событие!»

Тут же новая вводная — нужно использовать для комментариев в других видео следующее утверждение: «Оружие, которое передают западники ВСУ, до фронта не доходит, а контрабандой вывозится в приграничные государства ЕС. Там попадает в руки криминальных группировок».

Затем пишет Лёха: «Зеленский в эфире». «Все туда», — отвечает Саша. На стримах стоят временные ограничения для комментариев, куратор предлагает меняться — написать комментарий Путину, затем вернуться к Зеленскому, и так туда-сюда.

Когда с одного аккаунта комментарии написаны, можно зайти в другой — куратор присылает дополнительные явки-пароли от google-аккаунтов. Мне достаются с именами Стивен Селезнёв и Мэлор Ловзанский. Резервная почта для одного из них имеет домен fabrica, видимо, с намёком на известный уже бренд «фабрики троллей».

После напряжённого дня Саша просит прислать ему скрины комментариев и посчитать количество. По организации процесса добавляет: «Зарплату вам будут платить 15-го числа каждого месяца. Мы иногда снимаем на видео, как передаём деньги, — чтобы не было потом претензий. Есть такое мнение, что проект может завершиться к 9 мая, тогда за майские смены заплатят отдельно».

Штаб

На следующий день я пропускаю смену. Днём мне звонит Алексей: «Я — куратор проекта. Скажите, вы будете продолжать?» В приложениях, которые показывают, как записан номер телефона у людей в записных книгах на мобильном, его определяют как Алексей Некрылов. ИП его полного тезки в первый день и нужно было называть на проходной «Арсенала», чтобы пропустили на работу.

По данным «Фонтанки», Алексей Некрылов с 2016 года был сотрудником ООО «Главсеть», «Миксинфо» и «Новинфо». В «Новинфо» же оказался трудоустроен и Виктор (точнее — его полный тезка), который встречал «кибервоинов» в первый день и представился куратором Tiktok.

Именно эти юрлица власти США называют причастными к проекту «Лахта», более известному как «фабрика троллей».

О «троллях» заговорили впервые в 2013 году. Предшествовала этому DDOS-атака на ряд петербургских медиа, в том числе и на «Фонтанку», создание движения «Сетевые хомячки», внедрение с целью поиска компромата в петербургские редакции сотрудницы PR-отдела группы «Конкорд», которую связывали с Евгением Пригожиным. Тогда же журналисты «Новой газеты» нашли объявление и попытались устроиться на работу в офис в Ольгино, встретили там уже упомянутую сотрудницу группы «Конкорд».

В 2017 году журнал РБК сообщил, что «ольгинские тролли» сменили офис на бизнес-центр на улице Савушкина и обросли новыми ресурсами — сетью информационных порталов с аудиторией 9 млн человек. В тот же год журналисты РБК выяснили, что во время выборов президента США в «фабрике» открылся американский отдел, где трудились около 100 человек, помимо постов в социальных сетях они занимались и организацией политических протестов. В 2018 году минфин США внес ресурсы, которые связывают с «фабрикой», в санкционный список, обвинив их в попытке вмешательства в американские выборы 2016 года и заявив, что они принадлежат Евгению Пригожину. Сам он неоднократно отрицал эту связь.

Помимо фамилии Пригожин в этой истории может быть ещё одна, не менее известная: в 2014 году «Фонтанка» писала, что Александр Янукович, сын Виктора Януковича, бывшего президента Украины, перебрался в Петербург и открыл бизнес, площади он арендовал именно на петербургском заводе «Арсенал». Впрочем, это не более чем совпадение.

В официальном комментарии Алексей Некрылов заявил «Фонтанке», что не занимается набором в социальные сети, при этом подтвердил, что у него есть ИП, но отказался называть род его деятельности. Он также заявил, что не знает ничего о компаниях «Новинфо», «Главсеть» и «Миксинфо».

Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

kremleboty kto eto

Как вычислить бота:

1. Аккаунт может быть ненастоящим или регистрация совсем недавно.

2. Чаще всего такие аккаунты закрытые, и комментарии они оставляют исключительно на политическую тематику, других интересов не проявляя.

kremlebot bingo

3. Некоторые аккаунты зарегистрированы несколькими годами раньше, но большинство фотографий в их профиле загружены в один и тот же день, в одну и ту же минуту.

4. Фотографии фейковых аккаунтов находятся в других соцсетях у других людей, и загружены они раньше.

5. Некоторые пользователи в прошлом оставляли комментарии под другим именем .

6. Что касается иностранных языков, а сейчас очень актуально это для украинского, то здесь все очень банально. Главное оружие бота - это гугл и яндекс переводчики, со всеми вытекающими последствиями. Чтобы вызывать больше доверия боты пытаются писать на родном для украинской аудитории языке. Но онлайн переводчики не могут справиться с переводом на сто процентов, они не понимают где нужно писать союзы "i" или "та", плохо справляются со склонениями и грамматикой, например "много войн" гугл и яндекс переводят, как "багато воєн", не "багато вiйн" и тому подобное. В автоматическом переводе очень легко заметить такие неточности, которые заметны любому пользователю, изучавшему украинский в школе, но наглухо не понятны для кремлеботов. Читайте внимательно комментарии, если заметили, то не указывайте им на эти ошибки - сразу же отправляйте на них жалобу с блокировкой в социальных сетях. В каждом обсуждении, в зависимости от важности тематики, может писать от 3-4 аккаунтов ботов, которые помогают в развитие важных для них тематических обсуждений, и более.

gi 12357 57293 big

Что такое «фабрика троллей»

Впервые об «Агентстве интернет-исследований» («фабрика троллей») написала «Новая газета» в 2013 году, которая рассказала, что в специально оборудованных офисах орудуют интернет-тролли, которые хвалят Собянина и Путина, ругают Навального и США. «Новая» связывала фабрику с бизнесменом Евгением Пригожиным. До 2014 года офис «троллей» располагался в районе Санкт-Петербурга Ольгино, поэтому еще их иногда называют «ольгинцы». В 2018 году Минюст США обвинил 13 предполагаемых сотрудников «фабрики троллей» во вмешательстве в выборы президента, среди них были Пригожин и гендиректор агентства Михаил Быстров. Путин заявил, что агентство не представляет российские интересы и он не знает об их деятельности.

Как наблюдатели разоблачают ботов

Роману Смолину 21 год, он живет в Нижнем Новгороде, отучился в сельском колледже на техника-программиста и работает в «сфере услуг». Кроме работы, которая отнимает у него очень много времени, у Романа есть сообщество ВКонтакте — «Наблюдатели». Сейчас там 1919 человек, наблюдатели отслеживают подозрительные аккаунты на YouTube и вносят их в собственную базу, на основе которой Смолин вместе с таким же энтузиастом (его личность не раскрывается) придумал программу МетаБот, помечающую в комментариях на YouTube сомнительные аккаунты.

Когда-то Смолин был, как он сам говорит, «ватником»: в 2015 г. по доброй воле модерировал сообщество «Вежливые люди» Вконтакте, был интернет-активистом «Антимайдана». После выборов в Госдуму 2016 года у него появились сомнения: «Все вокруг не любили единороссов, обвиняли их в пиаре на имени Путина, а его самого считали не имеющим к ним отношения. Но почему-то именно эта партия почему-то побеждала на выборах, а сам Путин нисколько их не сторонился. Это заставило меня последующие полгода рефлексировать и менять мировоззрение. На какое-то время я впал в кому аполитичности, но законы из пакета Яровой побудили меня встать на сторону оппозиции. Это было последней каплей для меня: как страна, принявшая Эдварда Сноудена, который рассказал миру о беспределе спецслужб США, идёт по тому же самому пути? Я и ныне считаю Сноудена героем, а спецслужбы ни одной страны мира не должны иметь столько власти».

Почём бот для народа

Корреспондент «Проекта» под видом заказчика написал нескольким коммерческим компаниям, ссылки на которые появились в поисковой выдаче Google по запросу «купить комментарии». Некоторые сайты отказались работать с политическими темами, но некоторые согласились — к примеру, сайт https://mssg.me/comment.tvoy — попросил прислать для оценки аккаунт и необходимый объем комментариев, отметив, что готовы писать только «положительные» комментарии. Корреспондент «Проекта» также разместил объявление о поиске таких комментаторов на YouDo — и за неделю получил шесть предложений.

Встретиться с «заказчиком» лично согласился директор агентства TrendMedia Николай Сидоркин .

Выслушав легенду — организовать комментаторов-ботов для двух кандидатов от власти на выборах в Мосгордуму — Сидоркин вызвался сделать работу примерно за 300 тыс. рублей, это 200 комментариев ботов за два месяца .

На выборах губернаторов у кремлевских технологов масштабы обычно другие . Только в день должно появляться от 200 комментариев, что делается силами 10 «ботоводов». Агентство за такую работу может попросить до миллиона рублей за несколько месяцев избирательной кампании, из которых непосредственно комментаторам в виде зарплаты уходит 300-400 тыс. рублей.

«Ботоводов» агентства редко держат в штате, их набирают под конкретную задачу, зачастую по объявлению. Где они при этом находятся — не принципиально. Известно, что для целей федеральной политики ботов любят покупать на Урале и в Сибири: Москва только просыпается, а там уже все откомментировали . Можно сэкономить, наняв школьников. «Они стоят по 5 рублей за лайк, и им насрать — политика или бизнес», — говорит участник рынка.

Более сложная часть работы — подбор фейковых аккаунтов. «Этим нужно было начать заниматься еще в апреле, чтобы мы могли заранее создать аккаунты ботов „Вконтакте“ и Facebook. Созданные за неделю до выборов аккаунты быстро вычисляются», — жалел в ходе встречи с корреспондентом «Проекта» Сидоркин.

Можно искать реальных людей, действительно проживающих в том районе, где идет кампания, и договориться с ними, что от их лица будут появляться комментарии в интернете. Иногда просят разрешения у знакомых использовать их фотографии, где нечетко видны лица . Можно пойти более простым и дешевым путем — создать аккаунты без лица и друзей, но они легко вычисляются и их часто путают с «пригожинскими» . Но легенды и у ботов тоже должны быть разные — «бот-студент», «бот-пенсионер» и так далее .

Чтобы ботоводы знали, что именно им нужно писать, агентства дают им кураторов — своих сотрудников, которые понимают цели и задачи кампании. Эти кураторы создают для комментаторов специальные чаты и инструктируют в них, что и когда нужно писать.

Наша норма – 120 комментов в день. Исповедь Кремлебота

"Поначалу, когда я туда попал, я не совсем поверил, что это вообще реально. У меня был своеобразный культурный шок. У Оруэлла описано, как это работает. Думал, что это антиутопия, а на самом деле так и устроено", – рассказывает Сергей К., до недавнего времени сотрудник одного из подразделений "фабрики троллей", которую финансирует "повар Путина" Евгений Пригожин. Эта компания часто меняет названия. Сперва она называлась ООО «Интернет-исследования», позже ООО «ТЕКА», до середины 2019 года ООО "Миксинфо". Сергей говорит, что сотрудники называют свое место работы исключительно ФАН то есть Федеральное агентство новостей, головное предприятие "Фабрики медиа" Евгения Пригожина. После ликвидации ООО "Миксинфо" им были выданы белые пропуска без названия организации.

При поступлении на работу будущих "троллей" вынуждают подписать документ о неразглашении того, что происходит в офисах агентства, однако несколько человек осмелились нарушить эти обязательства. Бывший сотрудник "фабрики" Марат Буркхард подробно рассказал Радио Свобода о том, как он работал троллем, публикуя на различных форумах комментарии на заданные темы. Вскоре еще несколько человек дали интервью о том, что происходит в различных отделах "фабрики", а журналист Людмила Савчук, устроившаяся на фабрику для изучения работы пропагандистов, даже подала в суд на нее и выиграла дело.

Прошло несколько лет, но в работе "фабрики" принципиально ничего не изменилось, она несколько раз переезжала и продолжает расширяться.

Сергей К. согласился рассказать о том, как сегодня работают тролли, осаждающие в том числе и соцсети Радио Свобода. Он предоставил нам образцы заданий, которые ежедневно получают "кремлеботы", а также их отчетность – необходимо указывать в таблице, сколько комментариев ты опубликовал за каждый час работы. Часть этих материалов носит оскорбительный или непристойный характер: один из отделов фабрики специализируется на мемах, в которых лица журналистов или оппозиционных политиков накладываются на кадры из порнофильмов.

Сергей, почему вы решили рассказать о своей работе на "фабрике"?

– Я обратился к вам, потому что, узнав кухню госпропаганды изнутри, я понял, почему они так вас затыкают и гнобят. Они везде лгут. Теперь от телевидения меня просто тошнит, да и карма испачкана на три жизни вперёд.

– Как организована "фабрика"?

– Много отделов, в каждом кабинете сидят приблизительно по 15 человек. Один отдел занимается YouTube, другой отдел занимается "ВКонтакте", третий фейсбуком и так далее. У каждого отдела свой руководитель. В нашем отделе через рабочий телеграм-чат были указаны площадки, на которых стоит работать: RT, РЕН-ТВ, "Известия", а также оппозиционные: "Новая газета", Радио Свобода, даже "Сталингулаг", хотя там, как правило, банили быстро. По этим площадкам начинали работать с разных аккаунтов. Для создания этих аккаунтов существует огромная стопка сим-карт, которая пополняется.

– Вы много работали по соцсетям телеканалов?

– Да, от RT до канала "Домашний". Посмотрите на RT комментарии о Западе – сразу видно, чья эта работа. Зайдите в группу RT в любой соцсети, они сутками там бьются за Россию-матушку. Под любой новостью – про ракеты, США, Путина – везде, как тараканы.

– Помимо отделов, которые занимаются соцсетями, какие еще есть подразделения?

– Есть отдел, где собирают базы данных: личные дела неугодных, с компроматом на всех. Есть список ресурсов, которые, простите за выражение, нужно обсирать, там в топе Радио Свобода и "Новая газета". Используется продукция специального отдела, который выпускает стремные мемы, в том числе порнографические. Ребята сидят и клепают эти мемы, потом сбрасывают в общий рабочий чат, мы уже с него начинаем пулять. На все есть свой отдел. Это очень хорошо организованная структура. Просто не укладывается в голове, какой чушью занимаются там люди и за какие огромные бабки.

– Сколько человек работает на "фабрике"?

– Точно не знаю, я во всех отделах не был, к тому же они находятся в разных зданиях. Не меньше 150 человек в дневную смену только в одном здании, а если в целом брать, мне кажется, до тысячи человек. Одни люди скидывают данные, другие эти данные перекидывают по отделам, третьи проводят собрания, на которых рассказывают, с каким тезисом кому следует работать, а чего делать не надо, что следует освещать, на чём ставить акценты.

– Какие навыки при поступлении на работу требуются? И как они выясняют, что вы не агент противника?

Я проходил тест, где надо было импровизировать в комментариях к определенным инфоповодам. Их служба безопасности меня проверила по базам. Меня оформили и сразу пустили в бой в комментарии в группы RT, "Известия", РЕН-ТВ и подобные. Работа не пыльная, сиди себе, стучи по клавишам один и тот же бред по 11 часов. Все сотрудники работают в две смены – кто днем, кто ночью.

– Для поступления на работу требуется диплом?

– Нет, диплом не требовался. Достаточно было иметь аттестат о полном среднем образовании и грамотность. Люди абсолютно разные сюда приходят. Есть очень образованные, доктора наук, есть люди без высшего образования. Люди разного интеллекта, но все работают под указку. Вектор задан, а ты просто исполнитель, оператор.

– Не только молодых людей берут на работу?

– Нет, там даже и пенсионеры есть.

– И сколько платят?

– Кто 40 тысяч получал, кто больше работал и усерднее – 45, 50 и выше.

Сколько комментариев нужно написать за смену?

– Норма – около 120.

Безумие кремлевских троллей

Марат Буркхард рассказывал, что один тролль пишет негативный коммент о чем-то, а сидящий с ним рядом тролль пишет как бы опровержение, чтобы в форуме создалась видимость дискуссии. Эта практика сохранилась?

– Да, с одних фейковых аккаунтов нашей же конторы писались пасквили, а с других фейковых аккаунтов это всё парировалось. Вид бурной деятельности, в расчёте на то, что пользователи заглянут в комментарии под новостью.

– Верно ли, что на "фабрике" строжайшие меры безопасности, тщательно следят, чтобы не проник кто-то посторонний, ищут внедренных агентов и поощряют доносы на коллег?

– Это правда. Насчёт доносов – не скажу, потому что на моей памяти таких случаев не было, но контроль техники абсолютный. Анализируют, что происходило на экране (выборочно) некоторых сотрудников на смене.

Как проверяют качество работы?

– Каждый комментарий (его текст и ссылка) вводится в отчёт за смену и попадает в базе в таблицу супервайзера. То есть сделал коммент – щёлкнул на расширение, открылось окошко с темами (Запад, СМИ, оппозиция и т. д.), выбрал тему и нажал "отправить".

– Есть надежный способ определить, что комментарий принадлежит троллю?

– Конечно, не всякий пропутинский комментарий оставляют тролли. У нас достаточно убежденных людей, так называемых ватников. Если есть подозрение, что перед вами тролль, посмотрите на аккаунт этого человека. Как правило, у троллей закрытые аккаунты – есть установка их закрывать. Тролли для своих аккаунтов используют фотографии, спертые у кого-то в "Одноклассниках". Воруют фотографии реальных людей, делают левые имена, вставляют эти фотографии, но, отзеркаливая, чтобы нельзя было найти через "Яндекс. Картинки", либо как-то обрабатывают в цвете, например, делают фотографию черно-белой, так тоже сложнее найти. Есть ребята, которые работают против "фабрики троллей", они отзеркаливают, ищут фотографии, находят оригинал в интернете и помещают в комментариях: "Вот, фотографию украл, придурок. Давай я этому человеку напишу, покажу твою фотографию. Не хочешь объяснить, кто ты и что ты здесь делаешь?"

– Были случаи, когда люди, у которых украли фотографии, протестовали?

– Было даже хуже. Я написал комментарий под постом то ли на RT, то ли на РЕН-ТВ, потом мне в личку пишет девушка: "Откуда у вас этот аккаунт? Это аккаунт моей сестры". Я понятия не имею, что ей ответить. Залезаю на ее страницу, нахожу фотографии и понимаю, что это действительно ее сестра и что она умерла недавно, разбилась в аварии.

– А как у троллей оказался ее аккаунт?

– Они просто его украли. Это кошмар: они берут аккаунты мертвых людей. Тогда я в первый раз себя очень грязно почувствовал, до сих пор отмыться не могу.

– Сколько было аккаунтов, с которых вы работали?

– Больше сотни. Когда их удаляли, мне подкидывали другие. Для каждого аккаунта была своя тематика. Если бы девушка стала писать о договоре РСМД, это было бы нелогично. Они берут фотографии мужиков каких-то, прямо видно, что ватных, и начинают вести тему по оружию, например. А девушка может задвинуть что-нибудь по благоустройству. То есть стараются изображать реальных людей, но при этом в закрытых аккаунтах.

– А сами аккаунты нужно заполнять чем-то для достоверности?

– Аккаунт считается хорошим, если там набиты какие-то люди в друзьях, есть какие-то фотографии, причем не в одну дату, а с промежутками. Такие аккаунты на вес золота. Их стараются аккуратно использовать, чтобы не заблокировали.

– Троллей везде банят. Приходится постоянно заводить новые аккаунты?

– Блокируют на разных ресурсах часто. Когда проводились какие-то атаки: например, как на Радио Свобода, там у нас аккаунты просто улетали. Даже учитывая, что мы работали через VPN.

– А все работают через VPN?

– Естественно. Отражено, что комментарий из Мозамбика, а на самом деле он прилетел из Петербурга.

– Все действуют строго по указаниям, инициатива не приветствуется?

Нет, можете подойти с творческим подходом, посоветовавшись с супервайзером. Если есть творческий потенциал пожалуйста, используй.

– У ваших коллег он был или все за 40 тысяч просто отрабатывали свою смену?

Кто как. Были люди, которые действительно от энтузиазма летели, а кто-то приходил отрабатывать, понимая, что делает чушь. Люди разные. Я там встречал людей, которые были убеждены, что проблема не в том, что у нас всё херово устроено, а в американском Госдепе и глазе в пирамиде.

– Были случаи, когда кого-то увольняли за политическую неблагонадежность или наказывали?

Такого я не встречал. Единственное, что могли сделать, – это лишить премии.

Исповедь Кремлебота

Несколько лет в телеграме существовал анонимный канал «Исповедь кремлебота». Источники подтвердили Радио Свобода, что его вел настоящий «тролль». Как говорит Сергей К., вся «фабрика» читала этот канал. Сейчас записи стерты, хотя сам канал не удален. Вот несколько фрагментов из того, о чем рассказывал «кремлебот».

  • Перед трудоустройством никто толком не объясняет, чем ты будешь заниматься. Суть работы понимаешь, только когда уже приступил к ее выполнению. Не все выдерживают заниматься такой тупейшей деятельностью. Нормальных людей изматывает за 2–3 месяца.
    Еще один фактор: иногда набирают настолько неумных людей, что они не могут и два слова связать. Приходится от них избавляться.
    Также не все успевают выполнять план по количеству комментов, тоже перегорают со временем. Но есть и люди, которые годами сидят, и их, видимо, всё устраивает.
  • Само наименование "кремлебот" по сути не совсем верное. Потому что заказ может прийти не только из Кремля. Может обратиться и какой-либо влиятельный человек, например, владелец банка, аэропорта, завода и так далее.
  • Знаете, зачем кремлеботы в комментах постоянно оскорбляют Навального одними и теми же словами? "Анальный", "овальный", "сисян" и так далее. Понятно, что по методичке, но с какой целью?
    Для "установления стойкой ассоциативной связи". Вот слышишь ты "Навальный", и тебе в голову сразу приходит какой-нибудь гадкий эпитет. По крайней мере идея такая, не знаю, работает ли на практике.
  • Иностранный отдел существует давно: по крайней мере, как я устраивался на фабрику, он уже был. Набирают туда людей со знанием английского приличного уровня. Сидят они отдельно, у них там своя кофемашина, и мы особо не пересекаемся. В последние годы отдел только разрастается, но все равно до русского пока далеко. Видел ли я своими глазами, что они бомбили американские социальные сети и топили за Трампа? Нет, не видел и подтвердить не могу. Но вполне могу это допустить, иначе зачем столько англоговорящих. Периодически у них проходят собрания не только по работе, но и разборы английского. По всей видимости, важно не спалиться, что они не настоящие американцы.
  • Люди стали воспринимать любые провластные комментарии как проплаченные. Забавно, когда накидываются на обычного человека с прокремлевской позицией – "кремлебот, мразь, тебя купили!" Смотреть на это очень смешно. Чем больше мы выдаем сообщений в мир, тем больше вредим власти. В плюс уже ничего не идет. Какая ирония, не правда ли? Сейчас у нас установка писать: "Я реальный человек, я реально за Путина, почему ты называешь меня ботом?"
  • Путин дал интервью австрийской телерадиокомпании. Нас направили в комменты активно сомневаться в компетентности журналиста и его профессиональных качествах. Был вопрос про фабрику троллей. Путин ответил, что российское государство к этому не имеет отношения, "это личное дело господина Пригожина".

– "Кремлебот" писал, что само слово "тролль" сотрудники фабрики не используют. А как вы себя называли?

– Да нет, так и говорили "тролли". Не знаю, может быть, у нас в отделе ребята такие дерзкие были. Мы ведь этим и занимались – писали неприятные вещи, иногда очень обидные, людям в ответ. На войне все средства хороши, лишь бы грязью облить.

– Никаких запретов нет, ненормативная лексика поощряется?

– Можно варьировать мат по-разному, лишь бы не блокировали. У нас были ребята, которые не гнушались крепким словцом.

– То, что "фабрика" находится в Петербурге, сказывается на работе? Нужно много писать на петербургские темы и работать на местных форумах?

Да, особенно про губернатора Беглова. Еще когда его назначали, была дана куча тезисов, надо было описывать его достижения, рассказывать, как он везде успел. Если кто-то пишет в интернете, что у Беглова рожа кривая, нужно было отвечать: "Ой, да вы на свою посмотрите, человек работает, мы не за внешность его ценим, а за дела". И потом в отчете надо было сбрасывать этот комментарий под хештегом "Бегловвнешность". Мы усы Беглова защищали, рассказывали, что он очень аккуратно их стрижет. Или инициативу решили проявить, что Беглов фамилия говорящая, он шустро бегает, везде успевает. Потом ребята столкнулись с отдачей, что Беглов от проблем бегает, и перестали использовать этот тезис. Вы понимаете, насколько это абсурдная, но мощная в то же время система? Я просто с ума сходил от того, как это все устроено.

– Часто замечаешь, что тролли атакуют какой-то конкретный пост.

– Да, атакуется, как правило, на заказ. Если вы пишете что-то неудобное, например, про "повара Путина", сразу вас начинают закидывать первосортным говном. Начинают лететь мемы, угрозы. И это будет и в "ВКонтакте", и в инстаграме, и в YouTube. Аккаунтов у них хватит, как патронов. Вот такой мем, например: "Ой, что это, я в говно наступил?" Смотрит на подошву, а там написано: "Новая газета" или Радио Свобода. С фантазией ребята работают.

– Пригожин появлялся в вашей конторе?

– Нет, к нам в офис он не приезжал, чего на этих холопов смотреть? Появлялся только его помощник. Я не могу вспомнить, как его зовут, тоже лысый мужик, лет 45–50. Все его почему-то очень боялись, хотя кроме потерянного рабочего места бояться было нечего.

– Когда вы поняли, что не хотите этим заниматься?

Поначалу даже было забавно. В коллективе откровенно про того же Путина шутят, и почти все понимают абсурдность того, чем занимаются, этого вылизывания власти. Но работа приносит деньги. Это как врачи работают с трупами, со временем начинают шутить, расслабляться, разряжать обстановку. Через некоторое время я перестал чувствовать напряжение, но потом совесть начала жрать. Приходишь с работы задолбанный. У меня от угрызений совести и стресса нагрузка постоянно была, я уходил оттуда с ощущением мигрени. Видимо, какая-то психическая защита, организм должен себя как-то остужать, я стал чаще смеяться над этим. Человеку, который не видел, как это работает, сложно представить, что взрослые люди сидят и занимаются откровенной херней.

Вас могут заинтересовать: